Почему смерть в Константиновке была неизбежной?

19eec7ab

Константиновка Константиновка показала уровень организации пребывания Вооруженных сил на освобожденных территориях и степень лояльности местной милиции в Донбассе

Смерть семилетней Полины под гусеницами украинского военного тягача в Константиновке показала, что пока рано говорить о том что «армия уже другая». Украина рано или поздно получила бы подобный результат многолетнего структурного уничтожения армии, и неспособности быстро изменить кадровую и правовую политику в ВСУ в условиях жесточайшего цейтнота. Пропагандисты Москвы искали детскую смерть от рук «карателей» на украинской территории, среди распятых мальчиков в Славянске, и, вдруг, получили подарок. Теперь тест на адекватность проходят украинские правоохранители, военные и суд. Подполье «ДНР» опробовало тактику действий в прифронтовой полосе. Конспирологи получили просто непаханое поле, в соцсетях развернулся очередная «битва». В сухом остатке: смерть ребенка в мирном городе среди бела дня, присяга милиционеров, армейская дисциплина … И пьянство в армии.
Что было
В центре Константиновки гусеничный тягач советского образца по прозвищу «мотолаба» (МТ-ЛБ), на жестких покрытиях вроде асфальта слабопредсказуемый, под управлением предположительно (пусть сначала разберутся экспертиза и суд) пьяных бойцов ВСУ, срезал перекресток и сбил женщину с двумя детьми. Семилетняя Полина погибла, ее мать оказалась в больнице с раздробленным бедром, племянница, двухмесячная девочка, что была в коляске, чудом выжила и почти не пострадала. На месте трагедии возник стихийный митинг, постепенно перераставший в акцию протеста. В первой его волне участвовали и люди, знавшие семью погибшей. Полетели камни в общежитие, где расквартированы украинские военные.
К вечеру гнев местных разгорелся в буквальном смысле. К общежитию подтянулась молодежь в балаклавах и медицинских масках — до двух десятков человек, с ними порядка сотни менее организованных, но, говорят, усиленных алкоголем. Вспыхнули несколько автомобильных шин, следом УАЗик и автобус. На перекрестке, где случилось ДТП, загорелся милицейский «Фольксваген». «Мотолабу» поджечь не удалось.
Именно возле общежития прозвучали предупредительные выстрелы, которые, стараниями СМИ и воинственного советника главы МВД Антона Геращенко, превратились в «огонь на поражение». 
Далее уличные беспорядки продолжались в основном в соцсетях.
Пятая колонна
Сработала ли милиция? Местная — нет. В городе говорят, что был запущен слух, мол, она не будет препятствовать атаке протестующих на места дислокации ВСУ. То есть, не предприняла предупреждающих мер, говоря протокольным языком. С одной стороны, какой ей смысл вступать в конфронтацию со справедливо возмущенными соседями, при мизерной зарплате и в ожидании проверок на полиграфе. С другой — где гарантия, что в этом составе стражей порядка нет сторонников «ДНР»?
В то же время, «понаехавшие», как говорят местные, правоохранители из разных регионов Украины свободно проявляли инициативу и блокировали «константиновский майдан», в результате чего — двое обвиняемых в организации массовых беспорядков, взяты под стражу, еще двое задержаны. Вчера прокуратура сообщила, что уже четверо. Могли бы и больше. Но зачем разжигать?
Попытки раскачать Константиновку продолжились и на следующий день. На митинг горожан прибыли давно известные персонажи. «Там были местные профессиональные «плакальщицы». Они и за экологию боролись, и против нее — за все что угодно», — рассказывает местный житель Александр Меланченко. По его словам, было заметно, что выстраивалась картинка для российских телекамер, но эффект, похоже, достигнут не был. Попытки ярко и яростно «отправить бандеровцев домой» тем же вечером и в день похорон Полины также оказались помноженными на ноль для украинского зрителя. Для российского и «ДНР/ЛНР» — время покажет.
Вывод: в этот раз, с небольшой заминкой, правоохранителям и военным удалось консолидироваться, и купировать на месте русскую весну в подконтрольной Украине Константиновке. Если вспомнить заявления сетевых аналитиков, что из Константиновки волна «бунтов» может пойти на Артемовск, Мариуполь и т.д. — это результат.
Градус войны
Адекватность поведения бойцов ВСУ, Нацгвардии и добровольческих батальонов на подконтрольной Украине территории была и останется даже при обострении военной обстановки актуальной. Что бы ни сказала экспертиза о бойцах из «мотолабы», народ уверен — пьют. И это правда, как бы ни отрицала распространение пьянства в войсках наша пропаганда, и не раскручивала бы до формата вытрезвителя враждебная. «К нам периодически поступают сигналы на «горячую линию». То заметят бойцов, покупающих самогон у местных дилеров. То на блокпосте надают по бокам, с точки зрения пострадавших — конечно же, пьяные. Но это не массово. Случаи отдельные, и с ними разбираются очень жестко», — рассказывает руководитель ОО «Оборона Мариуполя» Денис Гаврилов. «Горячую линию» ОМ отслеживают все силовики сектора «М» и на нее же просят звонить, если заметят пьяных в камуфляже.
В то же время пресс-офицер штаба сектора Олег Сушинский утверждает, что зафиксированных случаев нет. «В наше время камуфляжную форму может надеть каждый, и люди мало разбираются, кто это», — считает он.
Координатор мобильного госпиталя им. Пирогова Евгений Степаненко также убежден, что факты есть. По его оценкам, употребляют не более 10% военнослужащих АТО. «Я не располагаю статистикой, не истина в последней инстанции, но примерно так, не более», — говорит он.
А кто не пьет?
С психологической службой в армии, как бы много об этом ни говорили — проблема. Алкоголь как традиционное антистрессовое средство просто объяснить на примере шахтеров Донбасса. Есть у них в ходу такой термин — «бутылек». Представьте горняка, выбравшегося на поверхность с километровой глубины живым и целым. Он не побежит рассматривать школьные рисунки своего ребенка. Он посидит с коллегами, желательно на природе, чтобы «смыть» страх, расслабить нервы хорошей дозой водки/самогона. Такова традиция. «Так и здесь. Ребята убивают спиртным страх, снимают стресс. И как у шахтеров бугор (бригадир, — ред.) должен быть своим, так и в армии, после передовой, командир вполне может выпить с бойцами. А начнет прессовать — могут и послать, а то гляди и еще похлеще…», — говорит донецкий шахтер, в прошлом морпех, Александр Скипин.
На передовой, кстати, пьют меньше всего. Так следует из рассказов опрошенных бойцов. Во-первых — некогда, во-вторых — все понимают, что если потеряешь координацию, то жить тебе недолго. Проблемы начинаются на ротации, в увольнительных, когда ты вышел из пекла, и нужно себя занять. И тут уже все зависит от личных пристрастий и авторитета командира. Позволит ли он, позволишь ли сам себе переступить грань.
Страх и ужас кремлевской пропаганды — добровольческие батальоны, кстати, абсолютные трезвенники, по сравнению с частями ВСУ и Нацгвардией. Причин здесь множество, но основная — ребята воюют осознанно, не по призыву. Сорваться не дадут свои же, еще и накажут по первое число.
Что дальше
Без создания системы противовесов, грубо говоря — кнута и пряника, пьянство в армии не искоренить. Особенно во время войны. Возрождение гауптвахты, уголовные наказания, военная прокуратура — лишь факторы страха, и не для бойца, побывавшего под обстрелом «Града». Да и командир подразделения сто раз подумает, сдавать ли прокуратуре подчиненного, натворившего дел по пьянке. Это, прежде всего, удар по нему, поскольку не наладил дисциплину. В итоге все упирается в профессионализм комсостава. Сможет ли он занять бойцов боевой подготовкой, вместо «копать отсюда и до послезавтра». «Взять артиллеристов, с которыми я сталкивался. Им голову поднять некогда, постоянно пашут. Или аэромобильные части. Те, с которыми я общался — то же самое. Конечно, там не до пьянки. Некогда», — рассказывает Евгений Степаненко из мобильного госпиталя. 
Константиновка — пример того, как не следует организовывать тыловое расположение ВСУ. Если пьяные солдаты могут махнуть через город на гусеничном транспорте, то представьте бардак со снабжением и досугом. А если предоставленный сам себе боец, в глаза не видевший оружейной комнаты, где обязан сдать свой АК перед увольнительной, пойдет поесть, что произойдет в заведении, где рядом с ним вдруг обедают местные, нелюбящие «бандеровцев»?
Наверняка убийцы Полины будут показательно наказаны, но это не гарантия, что подобное не повторится. Если младший, средний командный состав по-прежнему будет держаться лишь патриотизмом и воспоминаниями о советской армии, не видя справедливой армейской системы, собственного будущего, бонусов для детей, семьи и гарантий — дела не будет. Дело будет для российского Киселева. Который расскажет, что Полину убили намеренно.
Источник: liga.net

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *